Центр реабілітації та соціальної допомоги Логос




10:03
Історія сім'ї Шульга
Меня зовут Руслан Шульга, пять лет назад, в мае 2014, мы с женой и тремя детьми уехали из оккупированной Горловки, которая находится в 40 километрах от Донецка. Ехали подальше от войны, подальше от непонятных людей с оружием в руках, от российских флагов и антиукраинских лозунгов.

В мае еще не было обстрелов из крупнокалиберных орудий, еще не взрывались снаряды и мины на парковках супермаркетов и на остановках городского транспорта, еще не гибли мирные жители – дети и старики. Еще не стояли огромные очереди возле пожарных машин, которые привозили питьевую воду в жилые районы города. Мы уезжали из Горловки, потому что в воздухе пахло войной.

Слава Богу, мы списались в интернете с волонтёрами, и они дали нам контакт православного священника, который давал приют семьям военных из оккупированного Крыма в крыле приватизированного детского сада, которое священник и члены его прихода отремонтировали и подняли из руин с целью реабилитации людей с ограниченной способностью передвижения. Раньше здание детсада было брошено, в нем не было ни окон, ни дверей и стало местом посещения пьяниц и наркоманов.

Когда мы приехали в Коцюбинское, священник выделил моей семье комнату в отремонтированном крыле здания. Там находилось еще несколько многодетных семей из Краматорска и Славянска, в этих городах уже шли боевые действия, и мы и наши соседи стали готовить две большие комнаты для принятия людей с Донбасса. Священник договорился с командованием военной части и завез двухярусные армейские кровати, которые мы расставили в больших комнатах.

Потом мы стали обзванивать своих многодетных знакомых, матерей одиночек и знакомых, у которых в семьях были инвалиды. Мы предлагали людям уехать от войны и все, кому мы звонили, ни один не отказался, потому что уже гремели взрывы и гибли люди и происходили вещи, которые не показывали по телевизору и которые не понимают люди, живущие мирной жизнью.

В середине июня, в центр для переселенцев в Коцюбинском приехало более чем сорок семей и две большие комнаты превратились в казарму, в которой жилое пространство двухярусных кроватей отделялось простынями, ночи проходили под плач маленьких детей.
Днем люди пугались пролетающих самолетов, интуитивно искали укрытие, некоторые переселенцы до сих пор чувствуют дискомфорт от мирных салютов и вздрагивают от громких звуков – это называется посттравматический синдром и требует реабилитации.

Я иногда задаю себе вопрос, кто мог бы в 2014 принять к себе и взять опеку о сорока с лишним семьях из Донецка, Горловки, Дебальцево, Алчевска, Славянска, Макеевки, Краматорска и других донбасских городов, что бы они могли начать новую жизнь? Руководитель центра переселенцев отец Николай и паства его церкви делали всё что могли, чтобы через общественность, интернет и СМИ о нас стало известно. И люди откликнулись, к нам в центр стали приезжать волонтеры, привозили одежду, продукты, постельное, игрушки для детей, кухонную утварь. Нужны были дрова на зиму, была идея построить автономную котельную, отремонтировать заброшенное крыло здания детсада и расселить отдельно семьи.

Один мужчина привёз мёд со своей пасеки и предложил нам переселенцам, делать рейды по рынкам, которые в то время по выходным, устраивали просто на проезжей части в районах Киева. Городские власти и сейчас проводят такие рынки осенью. Он говорил, что сам торгует на таких рынках в разных районах и разговаривал со многими продавцами, которые готовы даром помочь продуктами и говорили, чтобы мы сами приезжали. И мы спланировали такие походы – разбивались на группы, брали с собой документы и ездили по рынкам. Не всем переселенцам это нравилось, некоторые называли это попрошайничеством и отказывались в этом участвовать, хотя не брезговали есть подаренную волонтерами еду, а впоследствии нашлись даже такие, что на телевидении оклеветали священника, что он, якобы принуждал их попрошайничать. Что ж, разные люди, разное воспитание, разные характеры.

Война, стеснённые обстоятельства, поворотные ситуации в жизни – как прожектор высвечивают в человеке его скрытый характер. Трус становится предателем. Слабый становится подлецом. Честный, смелый и верный, становится героем, добродеятелем и человеком, который решает проблемы других. И дело совсем не в том, что у кого-то просто сдают нервы, это отговорка. У нас у всех был свой дом или квартира, работа или бизнес, у нас у всех было мирное небо над головой, а потом раз… и ты вынужден бросить всё, чтобы спасти жизнь своих близких от ужасов войны и вынужден отделять своё пространство от других простынкой, готовить пищу по очереди ещё и на других людей, мыть чистить, драить, терпеть привычки и характеры посторонних людей, ездить по рынкам и провозить собранные у волонтёров продукты, жить по правилам центра для переселенцев и делать многое такое, к чему ты не привык.

Ещё слабые люди легко принимают на себя роль жертвы, они требуют, постоянно ноют, что у них всё плохо, завидуют, тем у кого дела чуть лучше и когда им говоришь, что надо им сделать, чтобы решить их проблему, они хотят, чтобы за них кто-то это сделал. А ещё такие люди очень неблагодарные, чтобы им не сделали, им всё мало. К тому же ещё и оклевещут тех, кто им делает добро.

Сильными не рождаются, сильными становятся! Как спортсмен тренирует мышцы, так тренируют характер. И лучший учебник по тренировке характера – это Библия и примеры библейских героев, и этому надо уделять время. То ли ты сам читаешь, то ли читаешь своим детям – назидаешься сам и назидаешь своих детей, и закладываешь фундамент характера.

Драгоценные, тренируйте свой характер и характер ваших детей и тогда в трудные времена, вы будете выше всяких житейских бурь, выше войны.



Переглядів: 95 | Додав: shaarelles | Рейтинг: 0.0/0
Всього коментарів: 0
Ім`я *:
Email *:
Код *: